ЧИТАЙТЕ У НАС!

Случилось чудо – слепой замолчал.

Это электорально, Ватсон

Text/HTML

Максим Стишов, рис. Андрея Попова

Мужчины бальзаковского возраста

Максим Стишов

Песах в Тель-Авиве 
Верховодил хозяин дома, московский бизнесмен Векслер (54), бывший плейбой, лет 7 назад ставший религиозным. 
Он приезжал в Израиль несколько раз в год, жертвовал большие деньги на синагогу и любил порассуждать о том, что в Израиле маловато святости. Имелось  у него  и решение палестинского вопроса.  
По правую руку от хозяина восседал почетный гость, местный раввин Штраус (65). Вообще-то умницу раввина раздражали новообращенные, включая неуча Векслера, но их щедрые пожертвования заставляли раввина держать свои чувства при себе. Читать дальше


Попов, шляпа

Мужчины бальзаковского возраста

Максим Стишов

Отважная Иванова 

Гомеопат Иванова (56) была настолько самодостаточным человеком, что искренне не понимала, зачем нужно выходить замуж. Еще она была настолько отважна, что не боялась додумывать до конца даже самые грустные мысли. 
– Нет, я, конечно, не хотела бы лет в 85 рухнуть в ванной со сломанной шейкой бедра, да так там и сдохнуть, потому что тебя некому отвезти в больницу. Но с другой стороны, согласись, ради этого столько лет терпеть в доме совершенно чужого мужчину? Читать дальше


Попов, молния

Мужчины бальзаковского возраста

Максим Стишов

Реванш 

Когда в мишиной измене не осталось уже никаких сомнений, Соня (49) разделась, подошла к зеркалу и честно попыталась оценить свои шансы на реванш. Они были невелики: пресловутые 12 килограмм, набранные каким-то непостижимым образом после 45, мертвенная бледность заядлой курильщицы, но особенно эти упавшие брови, что делали ее похожей на Бабу Ягу. Все! С завтрашнего же дня, нет, с сегодняшнего! – на диету, в спортзал и к кудеснику-хирургу, который омолодил Наташку лет на 15. И курить – не больше пяти в день. А потом – месть! Страшная и сладкая месть! 

Читать дальше

Попов, хулахуп

Мужчины бальзаковского возраста

Максим Стишов

На юге 

– Было время, я из каждого утюга выпрыгивал. Включишь – а там я! Все менты, все бандюганы, все козлы, короче – мои! Я однажды Лёнчику – ну, агенту своему – говорю: а интеллигента нельзя сыграть, ну там чисто для разнообразия? А он такой: ты себя вообще в зеркале видел? Ну ладно, че, я не Хабенский, я бей-беги, зато пол-лимона зелени в год вообще без проблем поднимал. А потом так чёто достало меня это все. 

Читать дальше

Попов, засада

Мужчины бальзаковского возраста

Максим Стишов

Вопросики 

– Все-таки, согласись, это несправедливо: Дима такой умный, такой талантливый, такой богатый и – такая сволочь, а Серёжа такой глупенький, такой бездарный, такой бедный и – такой хороший, – заметила Света (34) Всевышнему, с которым любила иногда поболтать под косячок. – Вот любишь Ты все запутать, нет, чтоб сделать все правильно, логично. Богатый – добрый, глупый – плохой... И мне-то что делать? Ведь не девочка уже, надо как-то определяться.

– Бери Серёжу, – сказал Всевышний. – Он, конечно, звёзд с неба не хватает, зато будет тебя любить. А этот фраер с гандонной фабрики поматросит и бросит, ты уж Мне поверь. Читать дальше


Андрей Попов, нос к носу

Мужчины бальзаковского возраста

Максим Стишов
Во дни тягостных раздумий 

Цвентух (51) сослался на больную мать. Иванцов (49)  сказал, что у него недостаточно денег. Жена хозяина (55) объяснила, что «человек живет в языке» и ещё добавила цитату то ли из Бродского, то ли из Слепакова. Фетудинов (52) начал было, что, если уедут все хорошие люди, то кто же останется, но потом зевнул и добавил, что ему, наверное, просто лень. И только хозяин дома (57) отнёсся к вопросу серьезно. Читать дальше


Попов, туфля

Мужчины бальзаковского возраста

Максим Стишов
Вместе с великими 
К 55 Гиндину удалось победить все главные пороки, кроме одного. Он очень старался. Часто получалось, но еще чаще – нет. 
– Зато это роднит меня с великими, – оправдывался он.– С Пушкиным, с Чеховым, с Толстым. Ведь это он, кажется, сокрушался в дневниках, что вот, мол, опять не удержался и поимел девку на сеновале. Читать дальше

 

Попов, ноги

Мужчины бальзаковского возраста

Максим Стишов
Мелкая душонка

Если б вы сказали Зускину (51), что он не любит мать (91), он бы дал вам в морду, Зускин. Но дела были настолько плохи, что не думать о наследстве просто не получалось. Самое грустное, что он даже не смог бы приехать на материнские похороны, поскольку опасался ареста прямо в аэропорту. Меж тем, мать и не думала помирать. Пока она со скандалом уволила очередную сиделку – все они подворовывают, но эта! – и требовала от Зускина Читать дальше


Попов, окно

Мужчины бальзаковского возраста

Максим Стишов
Ольшанецкий и Нюша

Деваться было некуда: Нюша (30) и Ольшанецкий (52) столкнулись в аэропорту нос к носу, не убежишь и вид не сделаешь. Обнялись и даже поцеловались с деланным энтузиазмом, быстро обменялись серией клише и с облегчением разлетелись в разные стороны. 

Когда-то Ольшанецкий был от Нюши без ума, сейчас же из новой заграничной жизни в счастливом браке с голландской художницей этот московский роман виделся как одно бесконечное изнасилование – моральное и сексуальное,  которое осуществлял он силой своего авторитета, своего опыта, своей железной – тогда – воли. Читать дальше

Максим Стишов и Андрей Попов

Мужчины бальзаковского возраста

Максим Стишов
Крик души 
– Я не хочу этого вашего нового дивного мира! Я люблю писать ручкой, мне нравится читать газеты и свою машину я люблю водить сам! Меня раздражают гомосексуалисты и я не считаю нужным это скрывать! Ваше гендерное равенство абсолютнейший бред! Господа бога они хотят подправить, имбицилы! Тогда сделайте сначала, чтобы мужчины начали рожать, умники, а потом поговорим о гендерном равенстве! Я всегда спал со своими студентками и кому от этого было плохо? Читать дальше

 

Попов, ящики

Рейтинг@Mail.ru